Зачем России Крым?

Присоединение Крыма и Севастополя к России в результате референдума 16 марта актуализировало споры о том, насколько это присоединение нужно самой России.

Если желания крымчан и севастопольцев стать частью Российской Федерации имели фундамент в виде 23-х лет вялотекущего сепаратизма и сопротивления политики ползучей украинизации, то идея присоединения Крыма к России в самой России имеет более сложную судьбу.

В 90-е годы, идея возвращения Крыма и Севастополя в состав России подпитывалась в России не только ожиданиями граждан, но и определенными действиями законодательных органов власти и деятельностью отдельных политиков.

В период правления первого и единственного президента Крыма Мешкова, бурную деятельность развил мэр Москвы Юрий Лужков, который помимо экономической помощи, наладил тесные политические контакты с руководством автономной республики. Все это происходило на фоне систематических попыток сначала Верховного Совета РФ, а затем и депутатов Государственной Думы, поставить под сомнение принадлежность Крыма и особенно Севастополя Украине, что было, несложно учитывая преступный характер Беловежских соглашений.


Но отсутствие системного подхода России к решению крымского вопроса при Ельцине принесло свои закономерные плоды. Режим Леонида Кучмы, возникший благодаря голосам жителей Юго-Восточной Украины и Крыма, довольно быстро обратил внимание на автономную республику со своим президентом и сепаратистскими тенденциями. Пользуясь ошибками крымской власти, Украина фактически отстранила законного президента Мешкова от власти, а реальная автономия за считанные годы стала фикцией, которой прикрылись местные чиновники, прогнувшиеся под Киев и его назначенцев.

Финалом процесса стал договор 1997 года, который регламентировал большинство вопросов российско-украинских отношений, а так же разрешил вопрос раздела кораблей и имущества Черноморского Флота Советского Союза, который пережил сам СССР практически на 6 лет.

Дальнейшие год стали для Москвы расставанием с иллюзиями на тему концепции братских народов, которая подтачивалась как межнациональными проблемами в самой России, так и линией на украинизацию, которую проводил Кучма, выпустивший даже отдельную книгу под говорящим названием «Украина не Россия». Это была не просто книга, а своеобразная идеологическая платформа, обозначавшая антагонистический характер взаимоотношений России и Украины и подготавливающая будущие потрясения на этой почве. Крым же в рамках новой украинской парадигмы уже прочно рассматривался как часть украинской территории, но при этом местное население в силу сохранившихся пророссийских настроений, у части украинского политического истеблишмента воспринималось как люди второго сорта и заведомые сепаратисты, которых нужно держать в покорности. В результате, еще с 90х, Крым постоянно переживал волны украинизации различной интенсивности, которые были призван адаптировать чужеродный элемент к украинскому обществу.

И эта политика с переменным успехом продолжалась до 2004 года, принося определенные плоды – люди, привыкли, что вещание идет на украинском языке, что в школах изучают историю по «правдивым» украинским учебникам, а использование русского языка в государственной сфере неуклонно сокращалось. Это происходило при молчаливом недовольстве крымчан и крайне пассивной позиции России, которая ограничивалась небольшой культурно-экономической помощью, которой было недостаточно для создания системного пророссийского движения.


В 2004 году Россия попробовала активизировать свою политику на Украине и сделала ставку на креатуру Кучмы Виктора Януковича, рассчитывая за счет этой поддержки, получить определенные преференции и расширить свое влияние на Украине. Именно эта очевидная поддержка Россией Януковича во многом активизировала массы Юго-Востока и Крыма, которые голосовали за кандидата с уголовным прошлым и сомнительными связями в настоящем. Но надежда была на то, что если Кучма свои обещания не выполнит, то уж Янукович при поддержке Путина не подведет.


Но все эти надежды оказались тщетными, потому что российская политика на Украине в 2004 году потерпела катастрофу – к власти пришли поддерживаемые США и ЕС «оранжевые партии», которые фактически осуществили государственный переворот. Россию фактически вышвырнули из Украины, а юго-восток и Крым, после небольших протестов, были вынуждены принять оранжевую власть.


Это обернулось пятью годами сюрреалистичного правления Ющенко и Тимошенко, когда украинизация из ползучей стала форсированной, при этом все явственнее обозначался ее радикально националистический, а затем и вовсе фашистский характер. Для Крыма этот период стал временем объединения разнородных пророссийских сил перед лицом общего врага. Но в тоже время, с точки зрения крымской власти, она становилась все более украинской. Основные каналы экономической помощи из России становились все более неэффективными с точки зрения деятельности местного сепаратистского движения.


Но самые тяжелые время для Крыма настали при Януковиче. Исчезновение общего врага в лице «оранжевых», распад и разложение большинства пророссийских организаций, зачистка политического поля «Партией Регионов» - все это привело местное пророссийское движение к плачевному состоянию, когда доминация сугубо украинской «Партии Регионов» стала на Юго-Востоке практически тотальной.


Но под этой тотальной властью чиновников-коррупционеров, олигархов и откровенных бандитов, зрела ненависть, которая ждала своего часа. Время настало после государственного переворота. Распад «Партии Регионов» и крах вертикали власти, создал в Крыму правовой вакуум. Он мог бы ни к чему и не привести, но в силу Севастопольского восстания, открылось окно возможностей для Крыма.

Россия же еще 20-21 февраля, за сутки до государственного переворота, при всей критике мягкотелости Януковича, поддерживала его режим, как экономически выдавая Украине спасительный кредит, так и политически, защищая его на переговорах с Западом. Уверен, что еще 20-21 в Кремле и не помышляли о том, что Крым меньше чем через месяц станет частью России, так как политика Кремля в Крыму не давала оснований полагать, что готовятся планы по его реальному отторжению.

Государственный переворот изменил все. 22 февраля, когда победивший «евромайдан» растекался по стране, громя органы власти и памятники Ленину, казалось все идет к повторению событий 2004 года, и мы увидим лишь очередное переиздание «победившей оранжевой революции».


Но уже 23 февраля, когда восстал Севастополь и на улицы вышли десятки тысяч людей, в России и Крыму начало зреть понимание, что происходит нечто исторически масштабное. Люди стекались на тот первый митинг добровольно, еще не зная, кто их поведет и поможет ли Россия. Угроза 2-й раз жить под оранжевыми, которые за 10 лет стали коричневыми, мотивировала людей переступить черту. И именно они стали творцами своей судьбы, так как если бы они не вышли на тот первый митинг или не вышли бы к зданию СГГА, когда возникла угроза ареста Чалого, то Крым бы и дальше был в составе Украины, и Россия ничего бы не смогла с этим поделать. Поэтому в вопросе отпадения Крыма от Украины важно понимать, что оторвали Крым от Украины именно севастопольцы и крымчане.


В Кремле увидели практическую возможность и этой возможностью воспользовались. Активизация политики на крымском направлении началась 26-27 февраля и привела к известным результатам. В этом отношении, анализ событий Крымской весны позволяет говорить, что присоединение Крыма к России было с одной стороны случайностью, вызванной хаосом на Украине. Но с другой стороны, имелись и глубинные причины этого присоединения.

После кризиса 2011-2012 года, когда политическая система, очевидно, зашаталась, российский политический режим покатился вправо, принимая правоконсервативную идеологию за доминанту внутренней политики. Победа Путина на выборах 2012 года, прошла под знаменем сохранения стабильности, за которую голосовало большинство избирателей Путина. Но экономические проблемы поставили под вопрос саму возможность выполнить озвученные Путиным планы и эту стабильность удержать.


2013-й год стал годом окончательно краха иллюзий связанных с жизнеспособностью либеральной экономической модели. Экономика России по официальным заявлениям http://www.rg.ru/2013/09/27/krizis-anons.html из правительства балансировала между стагнацией и рецессией, Путин постоянно требовал повысить темпы роста, но ближе к концу 2013-го года прозвучал мрачный официальный прогноз http://ria.ru/economy/20131107/975238602.html о том, что до 2030-го года серьезного роста ожидать не приходится. При этом сам Путин фактически признал http://colonelcassad.livejournal.com/1226976.html, что за 13 лет своего правления он так и не смог предложить России внятной идеологии взаимен ельцинского призыва «Обогащайтесь!».

В условиях макроэкономической нестабильности и распадающегося мироустройства, это ставило под вопрос саму способность режима Путина к самовыживанию и многие аналитики и экономисты резонно указывали на то, что до конца срока Путин может не удержаться.

Как это обычно бывает в практике крупных капиталистических государств, экономические проблемы начали пытаться компенсировать усилением патриотической риторики, мобилизацией общества и активизацией внешней политики. Причем макроэкономические причины кризиса поразившего, в том числе и российскую экономику, делали верным тоже самое и для других крупных капиталистических держав.

Поэтому с начала «нулевых», когда нынешний кризис только зарождался, США и страны НАТО, судорожно пытались компенсировать внутренние проблемы путем вооруженных агрессий и перекраиванием политических и экономических границ в своих интересах. Россия опробовала эту линию в 2008 году, когда поймала в ловушку американскую марионетку в Грузии, но плоды той тактической победы, были во многом обесценены налетевшим банковским кризисом 2008 года, который довольно быстро погасил патриотический порыв.


Ныне же, в чуть худших обстоятельствах, Россия компенсирует свои внутриэкономические трудности, спортивными и что главное, внешнеполитическими успехами. Рост реального рейтинга Путина, конечно, связан с возвращением Крыма, потому что в России есть немало людей, которые считают, что за Крым и Севастополь, стоит затянуть пояса. Крым дает Путину фактический карт-бланш на 1-2 года во внутренней политике и мобилизует его сторонников для проведения практически любых реформ внутри государства, в то время как противникам Путина, будет столь же трудно противостоять инерции присоединения Крыма, как это уже было осенью 2008 года после победы над Грузией.


Стратегические выгоды от владения Крымом так же весьма существенны - Россия получает достаточно разветвленную военную инфраструктуру Крыма (включая сеть аэродромов, дорогостоящих подземных сооружений и военных городков), доступ к значительным запасам энергоресурсов на шельфе, 2 млн. населения, которые в свете грядущих демографических проблем явно будут не лишними, большую часть украинского флота (которая позволит частично пополнить боеспособный состав ЧФ) и удобную зону для развития туризма. Плюс Россия снимает с себя обременительные расходы, связанные с арендой баз для ЧФ и сопутствующей скидкой на газ.

Разумеется, инфраструктурные расходы, целевые трансферты и латание крымских финансовых дыр, на первом этапе сделает Крым сугубо дотационным регионом, который будет получать много больше, чем сможет отдать.


Но Россия, очевидно, пойдет на эти риски, потому что во- первых, она сможет частично компенсировать издержки за счет цены на газ для Украины и эксплуатацией крымских недр, а также восстановления местной промышленности. Во- вторых, часть прибыли будет не материальной, а стратегической, которую вообще трудно измерить в деньгах. И что главное – у России фактически нет выбора – недееспособная экономическая модель, которая по заявлениям официальных лиц не имеет значимых перспектив, заставляет искать выход в разрушении текущей системы мироустройства, в рамках которой перспективы России весьма туманны.


Борьба с другими капиталистическими державами за Украину, это в том числе попытка изменить правила игры, где Россия была региональным игроком с периферийной моделью капитализма ориентированным на торговлю энергоресурсами. Эта была роль России в поздневашингтонской системе мироустройства. Но в силу ослабления США, начали появляться возможности оспаривания безоговорочной доминации США. Крах американской политики в Сирии, позволил России всерьез заявить о том, что лидерство США отнюдь не бесспорно и договор Керри-Лаврова по сирийскому химическому оружию был воспринят именно как попытка сохранить лицо слабеющему Обаме.


Американский президент, лихорадочно метался между необходимостью военного удара по Сирии, желанием протащить через конгресс популистский закон и отсутствием средств на все это. Крымский кризис лишь подтвердил тенденцию не столько усиления России, сколько нарастающего ослабления США, когда мировой жандарм, имеющий по-прежнему огромные ресурсы и инструменты управления миропорядком, истерично реагировал на фактический демонтаж одного из основных принципов мироустройства. Россия нарушила один из ключевых принципов выгодного американцам мира – она не просто воспользовалась косовским прецедентом. Она пошла дальше и присоединила отторгнутую от другого государства территорию. И США фактически были вынуждены с этим смириться, а половина стран состоящих в ООН, прямо или молчаливо согласились с тем, что данное решение не наказуемо. Как оценить этот результат в деньгах?

Это ведь не просто растоптанные бумажки, это изменение принципов существования современного мира, где Россия в роли выросшего ученика, копирует многие американские аспекты по управлению миром в локальном масштабе. Очевидно, что за ней последуют и другие недовольные текущим миропорядком, что влечет за собой обострение противоречий между крупнейшими капиталистическими странами, что в свою очередь будет означать дальнейшее изменение границ в мире и Европе, а так же приведет к распаду нынешнего глобального капитализма и возврата его к стадии империализма.

Отдельные страны и блоки, будут бороться между собой за передел мира, который останется после ухода американского жандарма и образующегося вакуума силы, который будет заполняться региональными лидерами и следующей сверхдержавой Китаем.

И тут стоит прямой вопрос – стоит ли плата за Крым последствий этого присоединения? Если вас устраивает текущий миропорядок, то тогда конечно – действия России, его расшатывающие, будут для вас неприемлемыми. Но если вы считаете текущий миропорядок несправедливым и требующим демонтажа, то безотносительно того, нравится вам Путин или нет, необходимо признать тот факт, что действия России в крымском вопросе подрывают основы современного мироустройства, причем они являются по сути, лишь прологом к последующим бурным событиям. Капиталистическая Россия, по сути, играет в опасную игру, в которой она может, как выиграть у своих конкурентов, так и проиграть. Крым это тактическая победа, за которую была и будет заплачена вполне приемлемая материальная и политическая цена, но далекоидущие последствия присоединения Крыма станут понятны лишь в конце этой борьбы, которая разворачивается на обломках распадающегося однополярного мира.

Борис Рожин

Последние новости Крыма

31 марта 2014 г. в 08:27
36085 просмотров


Комментарии (1)

Юрий Симонов 281 день назад #
/// В вопросе отпадения Крыма от Украины важно понимать, что оторвали Крым от Украины именно севастопольцы и крымчане /// Это точно! Только вот Китай никогда не станет сверхдержавой. Нет этого в Библии. Там только одна сверхдержава перед пришествиемХриста значится - США.

Войдите или Зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий