Почему Турция сбила российский самолет СУ-24?

Сбитый в небе над Сирией российский бомбардировщик Су-24М это не ошибка и не эмоциональная реакция президента Турции Эрдогана на происходящее. Эта по многим признакам тщательно спланированная акция прекрасно вписывается в логику набирающего обороты противостояния между Западом и Россией, выходящего далеко за пределы Сирии.


Интервенция в Ливии

В 2011 году под предлогом антиправительственных выступлений в ряде арабских стран союз империалистических сил в лице США и союзников из ЕС и ближневосточных деспотий начал хорошо спланированное вторжение в Ливию и Сирию. Это были последние светские режимы, сохранившие прочные связи с Россией ещё со времён тесной дружбы и союзнических отношений с СССР.

Ливия была относительно быстро раздавлена военной мощью интервентов при поддержке заранее подготовленных местных повстанцев, которым отводилась второстепенная, часто декоративная роль. Под надуманным предлогом «применения силы против своего народа» Совет безопасности ООН выдал санкцию на введение бесполётной зоны над Ливией и применение силы (кроме наземной операции). Эту резолюцию фактически поддержала Россия (воздержалась), при том, что имела в Ливии серьёзное экономическое и политическое присутствие, крупные действующие и потенциальные контракты, и через которую могла влиять не только на данный регион, но и на весь континент благодаря авторитету её лидера. За несколько месяцев интенсивных бомбардировок армия Ливии была уничтожена, а инфраструктура городов, подвергшихся атакам превращена в руины. Следствием стала массовая гибель военных, ополченцев и мирных жителей, с последующим коллапсом экономики, распадом государственности, бандитизмом, разгулом средневекового мракобесия и уголовных зверств.

Империалистические страны Запада, как и положено расчётливым и циничным империалистам, все поставленные перед собой цели достигли: уничтожили самостоятельный светский режим, мешавший империалистическим центрам извлекать из страны должную норму прибыли, и старика Каддафи лично, жестоко критиковавшего Запад прямо с трибуны ООН, заморозили и освоили финансовые резервы ливийского государства и многочисленные иностранные активы, обеспечили покупку ливийской нефти по бросовым ценам полуконтрабандным способом, обнулили промышленный потенциал страны и все региональные проекты, поддерживаемые Ливией (с ливийской помощью, к примеру, Африка получила свой собственный телекоммуникационный спутник, что порядком подпортило весьма прибыльный бизнес Франции).

Что получила в результате своего пассивного бездействия Россия, кроме потери всего что имела в отношениях с Ливией (а имела немало)? Ничего.


Сценарий повстанческой войны

Наверно понимая, что фокус с бесполётной зоной в Сирии в Совбезе ООН второй раз не пройдёт, а может быть не имея на это сразу достаточных бюджетов (так как ливийская кампания изрядно затянулась и оружейное лобби знатно на этом погрело руки), для свержения сирийского руководства избрали иной сценарий — сценарий повстанческой войны.

Наступление на режим организовали по всем правилам, последовательно и систематично. Интервенты через собственные монопольные СМИ и посредством политических рычагов влияния организовали кампанию демонизации сирийского руководства, с целью добиться его изоляции на мировой арене. Была организована санкционная экономическая блокада, с целью ослабления мобилизационных возможностей режима.

В ход пошла системная кампания запугивания. С чиновниками и военными на всех уровнях работали в индивидуальном порядке, оказывая психологическое давление, угрожая расправой семье и близким, и демонстрируя, что будет с недогадливыми на практике. По городам Сирии прокатилась волна терактов, воспринятая политиками и СМИ Запада с чувством глубокого удовлетворения, в особо удачных случаях, когда жертвами становился высший командный состав, от ценителей Свободы и Демократии™ доносились даже возгласы одобрения.

После того, как стало понятно, что свалить режим Асада только внешним давлением и террористическими методами не удастся, в ход пошли «повстанцы» (организованные по повстанческому принципу специально подготовленные полувоенные формирования). Повстанческие силы, пока они не достигли достаточного военного могущества, не создают фронтов, чтобы противостоять регулярным армиям, на начальном этапе они действуют диверсионными и партизанскими методами, их действия носят очаговый и внезапный характер. Правительственные войска вынуждены распылять силы, чтобы прикрыть максимально возможное количество объектов от возможных атак. Это в значительной мере лишает их манёвра и инициативы. Повстанческие группы получают в этом плане преимущество. Они выматывают правительственные войска, разрушают инфраструктуру.

Базы и неиссякаемые источники снабжения повстанцев располагались на территориях граничащих с Сирией стран, главным образом в Турции. Организаторами и спонсорами повстанческих группировок выступали могущественные страны Запад и их богатые ближневосточные союзники, многократно превышающие по экономической и военной мощи потенциал и возможности изолированной Сирии. Её ресурсы в противостоянии с неисчерпаемым ресурсом «повстанцев» должны были со временем истощиться, и режим должен был пасть.


Международная поддержка Сирии

Но режим демонстрировал устойчивость. Оказалось, что изолировать Сирию не удалось, и она не лишился международной поддержки. Открыто просирийскую позицию заняла Россия, оказывая политическую, информационную и дипломатическую поддержку Сирии, нацеленную на недопущение проведения через Совбез ООН ливийского сценария. Вместе с этим, вполне вероятно, имела место экономическая и умеренная военная помощь сирийскому правительству. В целом российская помощь Сирии, в которой у России также имелись свои интересы, оставалась пассивной. Не такой заторможенной и противоречивой, как в ливийском конфликте, но всё же пассивной.

Тем не менее, России удалось реализовать ряд эффективных действий на дипломатическом поле, чтобы удержать Запад от прямой интервенции. Одним из наиболее ярких эпизодов, помимо многозначительных переговорных инициатив, был инцидент с предполагаемым применением химического оружия. Данная провокация начала раскручиваться силами Запада как весомый предлог для прямого вторжения. Кипучая активность, которую развила Россия, выдвинув идею полного отказа Сирией от химического оружия, позволила скорейшим образом и с огромной помпой снять этот предлог с повестки.

Ещё одной неприятной новостью для Запада и союзников стала активная поддержка Сирии со стороны Ирана, осуществляемая через, как казалось Штатам, подконтрольный им Ирак. Это не просто рушило все расчёты интервентов на столь необходимую изоляцию сирийского режима. Вырисовывалась куда более мрачная для Запада, Турции и ближневосточных королевств картина: возможный союз Сирии, Ирака и Ирана, с образованием в перспективе регионального блока.

Нужно было предпринимать решительные меры, чтобы переломить ситуацию. Запад действовал следующим образом: на совершенно ровном месте, под прикрытием Олимпиады в Сочи, был организован государственный переворот на Украине с установкой марионеточного антироссийского режима.

В зоне сирийского конфликта «повстанцев» поделили на «хороших» и «плохих». Плохих перебросили в Ирак, и они захватили там значительную часть территорий и плотно перекрыли сирийскую границу. Так, из ниоткуда, появилась широко распиаренная западными СМИ группировка ИГИЛ, ровно ничем от других подобных группировок не отличающаяся и имеющая базы на турецкой территории, прямо под крылышком у тех, кто якобы ведёт с ними непримиримую борьбу. Раскрутка ИГИЛ позволила западной коалиции найти благовидный предлог для прямого вторжения в Сирию и Ирак, чтобы работать там совсем не по ИГИЛ (а бомбить, напр., курдов, когда они слишком развивали инициативу в совсем не нужном Западу направлении). Одновременно с этим американцы фактически свергли действующее руководство Ирака, вынудив его угрозами и ультиматумами уйти в отставку.

Теперь Ирак сам оказался в трудном положении, а обстановка в Сирии начала постепенно ухудшаться.


Хук справа на Украине

Говоря о Сирии, следует коснуться украинских событий, потому что это звенья одной цепи. К перевороту на Украине Россия оказалась не готова и действовала здесь за редкими исключениями так же реактивно и заторможенно, как и в ближневосточных событиях (исключением стал Крым, где сложились просто идеальные условия для того, чтобы поднять отвалившийся и упавший к ногам регион при полном параличе государственной власти Украины). Однако общим результатом организованного Западом переворота стал отрыв с мясом от России огромного рынка и промышленного потенциала, тесно интегрированных с российским экономическим и культурным пространством; огромная потеря для российского капитала, делавшего в Украину значительные инвестиции, огромное политическое поражение (внезапная утрата дружественного режима в крупной стране, граничащей с Россией). События на Украине, а в частности присоединение Крыма, поддержка вооружённого сопротивления в Донецкой и Луганской областях, стали поводом для начала экономической войны Запада против России. Взаимные санкции привели к многомиллиардным убыткам с обеих сторон: финансовый капитал Запада основной мерой давления избрал введение финансовых ограничений; Россия, с её доминирующим торгово-промышленным капиталом, использует в основном меры по закрытию собственных товарных рынков.

Упустив все благоприятные возможности и легальные основания для решительных действий против организаторов переворота в период паралича власти, с минимизацией жертв и потерь среди мирного населения и сторон, российская сторона избрала в действиях на Украине заимствованную у Запада тактику: поддержку украинских повстанцев. Повстанческие действия скрытно подпитывались Россией, ограничились лишь двумя регионами, где восставшие держали оборону против брошенных на их подавление регулярных украинских частей, и довольно быстро политическим решением были заморожены с неопределёнными перспективами.


Сирийский сюрприз

Тем неожиданнее для всех оказалось прямое включение российской ударной группировки военно-космических сил в боевые действия на стороне правительственных сил Сирии. Внешнее экономическое давление, предположительно, должно было оказать прямо противоположный эффект и удержать российское руководство от затратных военных кампаний.

Россия, воспользовавшись широко распиаренным предлогом самого Запада о борьбе с ИГИЛ, как безусловным мировым злом, принялась энергично наносить удары по активам Запада («повстанцам»), методично разрушая выстроенную ими за годы войны инфраструктуру, цепи снабжения, логистические центры, технику, бизнес-схемы по широкомасштабному вывозу награбленных в Сирии и Ираке ресурсов (главным образом сырой нефти) в Турцию.

Не будь Украины, скорее всего, не было бы и прямого военного вмешательства России в сирийскую войну. Видимо, украинский урок для российского руководства оказался болезненным, и что от уступок и пассивной практики пора переходить к активной защите, видимо, стало доходить даже до либералов, для которых все кругом партнёры.


Реакция Запада

Если мы допустим, что никаких «плохих террористов» на территориях Сирии и Ирака на самом деле нет, а есть организованные по повстанческому принципу управляемые Западом полувоенные армии, с помощью которых спонсоры интервенции ведут войну против законных правительств Сирии и Ирака, то всё встанет на свои места.

Станет понятно, почему на непрошенную энергичную поддержку со стороны России в деле уничтожения непобедимых террористов, живописуемых в западных СМИ как исчадия ада, благодарный Запад ответил растерянностью, плавно переходящей в интенсивный чёрный пиар против России, которая бомбит не тех и не так, и плохо завуалированными угрозами.

За угрозами последовала катастрофа пассажирского авиалайнера, классифицированная как теракт.

За терактом последовала воздушная атака на российский Су-24М под надуманным предлогом, имеющая признаки спланированной акции. Здесь Турции отводится роль провокатора. Если нападение на российский самолёт вызовет ответные военные действия, то на турецкой стороне открыто выступит блок НАТО. В случае прямого столкновения это либо приведёт к разгрому российской группировки превосходящими силами противника на невыгодных для такого столкновения позициях с уязвимыми путями снабжения, либо эскалация напряжения под угрозой такого столкновения заставит стороны сесть за стол переговоров и развести силы, что само по себе обезопасит действующий на земле повстанческий актив интервентов.

Если же должного ответа на провокацию не последует, то члены коалиции, возможно всё та же Турция, просто продолжат сбивать российские самолёты аналогичным образом, пробуя терпение России на прочность и нанося ей военный и репутационный ущерб.

Дмитрий Вэйдер

Как Россия ответит на сбитый СУ-24

30 ноября 2015 г. в 18:48
9683 просмотра


Комментарии (1)

Michail 137 дней назад #

Комментарий удален


Войдите или Зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий