Как Россия ответит на сбитый СУ-24?

1.12.2015 в 06:31 2 9,9 K

Действия Турции были провокацией, подталкивающей Россию к какой-то ожидаемой реакции. Поскольку управленческие решения такого уровня вырабатываются штабными структурами, возможно на основе имеющихся сценариев, а не принимаются на эмоциях отдельным человеком, можно предположить, что ответ России будет отличен от прямолинейных действий. (См. Почему Турция сбила наш СУ-24)


Задача России в Сирии

Нужно помнить, что перед российской группировкой в Сирии не стоит задача прямой войны с НАТО. Под удобным предлогом борьбы с раскрученным Западом ИГИЛ, решается задача нанесения максимального урона повстанческим активам Запада всех мастей и поддержка наземных операций сирийского режима. (См. Что Россия забыла в Сирии)

Собранные в Сирии российские силы, скорее всего, продолжат концентрироваться на выполнении этой миссии, не отвлекаясь на альтернативные цели. Будет очевидным образом усилена безопасность группировки: дополнительные средства ПВО, сопровождение вылетов истребителями, средства РЭБ и т. п. Вряд ли российские лётчики получат приказ сбивать турецкие самолёты.

Скорее всего для ответа на нападение будут использованы иные средства воздействия.


Пространство для манёвра (ситуация и ограничения)

Вот некоторые наиболее общие ограничения, которые влияют на принятие решения об ответных мерах:

Неготовность развёрнутой группировки к войне с соразмерным противником: данная группировка не предназначена для прямого столкновения с полноценными армиями, она введена в Сирию с совершенно иными целями. Данный театр боевых действий крайне неудобен для российской стороны — расположение, позиции и окружение, логистика, соотношение сил.

Нежелательность прямой войны: прямого конфликта с Турцией или тем более с НАТО нет в планах российского руководства. В Сирию вошли под благовидным предлогом совсем не для этого.

Необходимость ответа: как и на стратегическом уровне, отступление и уклонение в этом локальном конфликте приведёт к повышению ставок и к новым атакам. Ответ должен быть соразмерен содеянному и достаточно неприятным, чтобы повторение подобных нападений в будущем не выглядело хорошей идеей.

Из этих обстоятельств и ограничений следует, что российская сторона не может себе позволить действовать по принципу «око за око» и идти напролом. Более того, она не может себе позволить даже действовать в применении ответных мер военного характера открыто (если такие меры будут), дабы не оказаться втянутой в нежелательный прямой конфликт.


Использование уязвимостей противника

Когда нет возможности взять силой, могут использоваться более слабые воздействия по наиболее слабым местам и болевым точкам противника. Таких очевидных болевых точек у Турции две: экономика (общая для всех больная тема, не только для Турции); острые внутренние социальные и политические противоречия. Ещё есть вовлечённость Турции в войну и криминальные схемы на территории Сирии и Ирака, но на эту мозоль Россия, похоже, уже наступила.

Экономические меры сами по себе мощный, но довольно условный аргумент. Разрыв экономических связей и сокращение товарооборота могут заставить лицо, ответственное за атаку, на какое-то время пожалеть о содеянном, но никак не предотвратят будущих нападений, т. к. что сделано, то сделано, и санкции уже и без того введены. Более того, если это ответственное лицо — чиновник, то его могут напрямую не очень-то волновать проблемы бизнеса или обычных людей, которые и пострадают в первую очередь от подобных мер. Кстати, подобная мера коллективной ответственности практически подпадает под определение терроризма: действия, направленные на устрашение населения, создающие опасность причинения значительного имущественного ущерба в целях воздействия на принятие решений органами власти (сравни со ст. 205 УК РФ). Однако в практике государств это считается в порядке вещей (см., напр., западные санкции против жителей Крыма). Предполагается, что страдающий народ восстанет, обратит свой гнев на правителей и в припадке ярости сделает им «бамбарбия, киргуду», ну или просто не проголосует на выборах. В реальности же, без наличия дополнительных обстоятельств со стороны населения не будет вообще никаких последствий.

А в данном случае таким особым обстоятельством являются острейшие внутритурецкие противоречия: репрессивная политика по отношению к национальным меньшинствам (если многомиллионный народ уместно называть меньшинством), острейший национальный конфликт, давно переросший в вооружённую борьбу, противостояние клерикальных и светских сил, заговоры и массовые чистки в армии, миллионы озлобленных беженцев из Сирии и Ирака, и проч. Не надо быть ясновидящим, чтобы понять, что экономическое давление эти противоречия только усугубит.

Вероятно сюда и будут бить спецслужбы в качестве ответа. И если эти спецслужбы будут не российские, то, возможно, чьи-то другие, желающие воспользоваться ситуацией (полагаю, Израиль с Ираном уже толкаются локтями в очереди).

Для активизации процесса потребуется немного: выйти на жаждущие поучаствовать стороны, дать им необходимые ресурсы и немного помочь с тактикой. Проницаемая граница с охваченными войной и хаосом странами этому только поспособствует. Дальше всё пойдёт без прямого участия инициатора. И глядишь, через некоторое время в Турции будет совсем другой режим. Для российских любителей зеркалить действия Запада должно представляться очень заманчивым, отплатить Эрдогану и Западу его же монетой, ведь именно это блюдо они сами приготовили для Сирии.


Признаки подготовки

Можно отметить ряд признаков, которые могут свидетельствовать о серьёзных намерениях и начале подготовки к ответным действиям:

Настойчивые рекомендации гражданам России покинуть Турцию, с намёком на возрастающую угрозу безопасности (может быть просто частью пакета экономических мер).

Экстренные и комплексные экономические санкции, чего, если честно, трудно было ожидать от медлительного и вечно колеблющегося российского руководства и готового на всё ради сохранения своих прибылей российского капитала (тем более в непростых кризисных условиях и с учётом того, что эти меры будут болезненны не только для турецкой, но и для российской стороны). Возможно к чему-то подобному готовились исходя из тенденций, которые опережали трагические события. Или российское руководство наконец, не прошло и пяти лет, решилось на отпор, выбрало стратегию поведения и определилось с действиями.

Переброска средств ПВО и другие меры, как защита исключительно от сил Запада.

Политические и информационные выпады: прямые обвинения Турции в пособничестве терроризму и контрабанде награбленных ресурсов и ценностей. Резкая и бескомпромиссная смена тона, делающая проблематичным отступление и дипломатическое лавирование.

Активизировавшаяся суета вокруг курдов, которые могут стать главной ударной силой против Турции. США, Германия и Франция пытаются проводить в отношение курдов политику подпитки и сдерживания (примерно так же, как Россия поставила под контроль стихийное сопротивление Юго-Востока Украины, сделав его зависимым от снабжения). Вышеназванные страны предлагают курдам стрелковое оружие, инструкторов, поддержку, и в то же время сковывают инициативу, мешают развивать наступление на ИГИЛ, закрывают глаза на турецкие налёты. Обращает внимание недавняя переброска небольшого наземного контингента американских военных к сирийским курдам (возможно занимают место и действуют на упреждение). Сами курды обращаются к РФ с различными интересными предложениями, вроде открытия в Москве курдского посольства или с предложением помощи в конфликте с Турцией. Публичных заявлений по этому поводу со стороны РФ нет (и не будет, если на повестке дня стоит повстанческий сценарий), но если предложения от курдов поступали официально, то, вероятно, могут вестись консультации (с самими курдами, с Сирией, Ираком, Ираном — всеми заинтересованными сторонами).

Американцы на самом высоком уровне настойчиво рекомендовали Турции плотно закрыть границу с Сирией. Формально объясняется это возможным террористическим трафиком с территории Турции и контрабандой в обратную сторону (американские спецслужбы только что узнали об этом из газет, да). Но на самом деле речь может идти о безопасности самой Турции перед угрозой симметричных повстанческих действий.

Дмитрий Вэйдер

2 Комментария

  • Думаю, было бы правильно ударить крылатыми ракетами по самолетам ИГИЛ, расположенным на территории Турции...

Войдите или Зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий