Что Россия делает в Сирии?

Сегодня многие задаются вопросом: что Россия забыла в Сирии? Часто на него подыскивается довольно наивный ответ на уровне обывательской бытовой выгоды: «а что непосредственно мне это даёт?» Предлагаемый официальным пиаром ответ на него ничуть не лучше. Или по крайней мере не ближе к истине. Он опирается на мифотворчество западных СМИ о самозарождении в сирийской пустыне нового мирового зла в лице ИГИЛ (так называемого «Исламского государства Ирака и Леванта» — одно из ранних самоназваний), и необходимости срочно покарать его в зародыше, «пока оно не окрепло и не пришло в наш дом».

В действительности же образ ИГИЛ — это искусственное пугало, созданное для прикрытия нелицеприятных действий тех, кто в куда как большем масштабе творит действительно страшные вещи. Везти боевиков ИГИЛ из жарких стран, скажем в Россию, это примерно то же самое, что ездить в Тулу со своим самоваром, и когда такие боевики потребуются в каком-либо другом регионе мира, та же самая сила, что создала ИГИЛ, выкроит новых кукол по тем же лекалам, но уже из местного материала и с местной спецификой (что, кстати, уже ни раз опробовано в России и её окрестностях, см. Чечню или  Украину).

ИГИЛ — это лукавый формальный предлог для разных сторон участвовать в войне на территориях Сирии и Ирака, преследуя свои собственные прагматичные и не афишируемые цели. Россия в этом ряду не исключение. Вот об этих реальных целях, угрозах и мотивах и пойдёт речь в данной статье.


Инварианта всех военных конфликтов нашего времени

Общим практически для всех военных конфликтов нашего времени, под каким бы предлогом они ни происходили, является борьба капиталистических сил за передел сфер влияния и рынков.

Конкурентная борьба является одним из основных принципов, на которых покоятся капиталистические отношения. Поскольку экономика — это основа всех прочих отношений, этот принцип распространяется и на все другие сферы жизни, в том числе и на международную политику. Здесь конкурентная борьба, так же как и в экономике, достигает крайней остроты и накала. Не можешь конкурировать: будешь поглощён или уничтожен. Кооперация, партнёрство и слияние здесь так же являются эффективными средствами борьбы за выживание (хотя экономические основания их гораздо глубже, чем просто конкурентное преимущество).

Мировые капиталистические державы породили две мировые войны (масштабнейшие и разрушительнейшие войны во всей истории человечества). Капиталистические страны осуществляли беспрестанные атаки на социалистический лагерь с целю уничтожения, пока этот лагерь был слаб, и постоянно угрожали войной, когда этот лагерь укрепился настолько, что атаковать его напрямую стало боязно. После реставрации капитализма в Советском блоке, доминирующие в мире капиталистические страны занимаются планомерным вытаптыванием и уничтожением его осколков — тех режимов, где когда-то были или ещё сохраняются хотя бы следы социалистической политики или советского влияния. Среди всех возможных целей нападения — эти цели являются приоритетными. Основных мотивов здесь два: экономический — ликвидировать исторически сложившиеся связи (многоплановые) с Россией и другими наследниками СССР и тем самым ослабить нововылупившегося капиталистического конкурента; идеологический — капитализм капитализмом, но всё в мире развивается, и как бы чего не вышло на старых дрожжах (посмотрите, напр., на Китай — когда-то это была растерзанная, ограбленная и униженная полуколония, которую никто из хозяев мира не принимал всерьёз и едва ли мог предположить, что через примерно полтора столетия Китай будет соперничать за мировое лидерство; так не дай бог что-нибудь крупное вырастет из осколков советского наследия).

Страны социализма и в особенности СССР были злейшим кошмаром мирового капитала, угрожая самому его существованию. Их разрушение принесло странам Запада огромное облегчение, именно поэтому там так нежно любят и почитают за «величайших демократов» и болтуна-разрушителя Горбачёва, и деспотичного диктатора Ельцина, послуживших врагам СССР верой и правдой, причинивших жителям наших стран невероятно много горя и не сделавших ровным счётом ничего для демократии. Именно поэтому же наш собственный наследующий Ельцину буржуазный режим точно так же лютой ненавистью ненавидит СССР, бросая огромные ресурсы на его непрестанное очернение в агитации и пропаганде, и с большим пиететом относится ко всему антисоветскому, включая вышеупомянутых «демократов», атрибуты царской России и средневековое мракобесие, идеологическую фронду, бывшую на содержании у стран-противников, антисоветские мифы, этими же противниками созданные, и проч. Картина почти всегда получается шизофреническая: одновременно приходится призывать общественность к противодействию разрушительному влиянию извне и защите отечества, и в то же время превозносить людей и методы, которые и которыми разрушали страну. Эта двойственность и противоречивость российских господствующих либералов, представляющих российскую буржуазию, проявляется во всём, в том числе и во внешней политике.

Возведение никому не нужных внутренних границ на просторах бывшего СССР, безумные и ожесточённые националистические войны, вспыхивавшие и вспыхивающие тут и там, — это всё раздел и закрепление за собой народившейся и нарождающейся буржуазией сфер влияния, активов и рынков, повсеместно принявший форму спешного строительства «своих» наций (с креативом и новоделом). Всё это есть решение конкретных практических задач для нового класса капиталистов, всё это не принесло и не принесёт ничего хорошего трудящимся классам (основной массе населения), даже если представители этих последних свято и искренне верят буржуазному националистическому креативу и новоделу и вдохновенно участвуют в чужоё игре, таская для других каштаны из огня. Это доказано обширной и поучительной практикой.

Аналогично дела обстоят и в мире. Если оставить в стороне интересы конкурирующих капиталистов, сегодня нет иных объективных причин для военного конфликта и разрушения органически развивающихся десятилетиями, а то и веками экономических потенциалов и экономических связей. Почему Украина не может укреплять экономические отношения одновременно и с Россией, и с ЕС, как это и происходило естественным путём, а должна непременно «делать выбор», поправ все нормы демократии и законности, и стрелять себе в ногу? Почему у Крыма и Донбасса не может быть права на самоопределение и они не могут претендовать на государственное обособление с сохранением всех существующих экономических связей, как реализуя это право сделала сама Украина? Почему россияне должны, вдруг, возненавидеть турок и всё, что они для нас производили, и то же самое со стороны турок?

Либеральная идеология, господствующая при капитализме, строится на обмане и лжи (основания коренятся глубоко в самих капиталистических отношениях, построенных на эксплуатации человека человеком, где и сама эксплуатация представляется как одолжение, — но это большая отдельная тема). Откройте, напр., официальные документы буквально любой корпорации и вы там прочтёте, что миссия данной компании «сделать мир лучше», что цель — «помочь людям» и т. д., а на самом деле цель любого капитала — прибыль, всё же остальное в лучшем случае средство, а по большему счёту просто дежурные красивые слова. При том, что все всё понимают (кроме самых маленьких и наивных).

То же самое и в мировой политике. Озвучиваемые формальные поводы к войне не блещут глубиной и изобретательностью. А часто просто нелепы. Украина «пошла» на разрушение государственности, на потерю суверенитета, на разрыв экономических связей с крупнейшим рынком, на долговую кабалу, потому что Янукович? Донбасс или тех же курдов надо бомбить, резать и всячески наказывать, потому что они не разделяют ваших ценностей, не хотят оставаться с вами в одном государстве, а хотят культурного развода и самоуправления (принцип демократии и одно из прав человека, вообще-то)? Нужно начать войну (с реальным риском новой мировой) только потому, что никак не угрожавший тебе самолёт на несколько секунд залетел на твою территорию (или не залетал, но кого это потом будет интересовать)? Массированные инвестиции голубей мира в сирийский конфликт, уже унёсший от 200 до 400 тыс. жизней, сделавший более 5 млн человек беженцами, нужны, потому что нерукопожатый тиран Асад «применил силу против своего собственного народа» во время разгона демонстрации?  И т. д.

Всё это реальные причины происходящих катастроф, серьёзно?

Нет. Реальные причины в другом. Они кроются в объективных интересах конкурирующих капиталистических группировок. Войны объективно не нужны обычным людям (подавляющему большинству из нас, даже самым глупым), войны нужны капиталистам. У каждой войны, как у всякого инвестиционного проекта, есть своя конкретная и чёткая цель, не всегда ближнего прицела, но всегда обоснованная, есть свой баланс прибылей и убытков, которые почти всегда можно даже посчитать в миллиардах.

В капиталистическом обществе политика обслуживает экономические интересы классов или групп капиталистов. А война — это «продолжение политики иными средствами».


Империализм

Ныне господствующая мировая система капитализма характеризуется как империализм. Её отличительные черты в целом следующие: а) всевластие монополий; б) господство финансового капитала; в) экспорт капиталов, а не товаров.

Крупнейшие транснациональные корпорации по объёмам выручки сегодня превосходят ВВП иных «тоже-европейских» государств, серьёзно влияют на (если не определяют) политику правительств крупнейших мировых держав. Фактически, сегодня западные политики — это наёмные одноразовые марионетки финансирующих их кампании крупных капиталов. Ведь если для достойного участия в выборной кампании кандидату требуется миллиард долларов (поинтересуйтесь, сколько стоила предвыборная кампания, напр., Обамы), то без соответствующей помощи денежных мешков на должность не попадёшь. А кто платит, тот и проводит кастинг, тот потом и танцует. Сращивание бизнеса с государством сегодня стало общим местом.

Господство финансового капитала в современной экономике тоже не новость. Достаточно взглянуть на то, какую роль в экономиках развитых стран играет спекулятивный капитал, и на роль кредита в производстве и торговле. Сегодня обильно кредитуется не только бизнес, но и государства, долги которых в ряде случаев достигают фантастических масштабов. Любой крупный проект сегодня требует значительных начальных инвестиций, и не может обойтись без серьёзного финансирования. Финансовые институты (внешние или интегрированные с производством) играют определяющую роль в отношениях с реальным сектором, т. к. определяют, куда направить денежные потоки, какой проект предпочесть и на каких условиях выделять финансирование. Классическая схема обращения капитала предполагала временный переход капитала из денежной формы в товарную, с реальным созданием стоимости и ростом капитала в процессе товарно-денежного обмена. Из схемы обращения финансового капитала товарная форма полностью исключается, так как ростовщику в общем случае всё равно, как и за счёт чего кредитор намерен вернуть долг с процентами. Поэтому при прочих равных для финансового капиталиста фондовый пузырь, пирамида и проч. спекулятивные варианты ничуть не хуже реального производства, а зачастую и лучше, т. к. при должном умении позволяют без лишней суеты получать невиданные для реального производства темпы прироста буквально из ничего. Не побрезгует финансовый капитал и криминальным бизнесом, особенно если ожидаемые проценты достаточно велики, чтобы капиталист готов был пойти ради них на любой риск.

Параллельно с этим монополии и финансовый капитал давно переросли национальные границы и вышли на мировой уровень. Идёт вынос производств в страны с более дешёвой рабочей силой, с более суровыми условиями труда, подальше от метрополий. Финансовый капиталист метрополии диктует туземцам свои условия, пользуясь монопольным положением собственника и военно-политической мощью стоящего за ним государства. Разновидностью экспорта капитала являются всевозможные лицензии, в особенности на интеллектуальную собственность: платёж за право пользования неким свойством или отношением, на которое в метрополиях придумали распространить право собственности. В международном масштабе производители попадают в зависимость от финансового капитала точно так же и по тем же причинам, как это происходит в рамках экономики одной страны. Поэтому сложилось разделение на уровне стран на государства-рантье (или государства-ростовщики) и государства-рабочие (или государства-должники), и происходит нещадная эксплуатация первыми вторых, что отражается на экономических показателях стран, на уровне жизни и т. д.

Империализм бесконечно далёк от мира малого бизнеса или от того дистиллированного капитализма, о котором пишут в учебниках. Всё большее место в арсенале средств империалиста занимают неэкономические средства конкуренции, такие, напр., как: формирование и навязывание предпочтений и общественного мнения, лоббирование и гос. ресурс, правовые барьеры и рычаги, спекуляции, обман, криминал, запугивание, принуждение, война.

Ещё в начале 20-го века стало очевидно, что мировые империалистические центры столкнулись с двумя обстоятельствами: а) исчерпание возможностей для экспансии (на этой планете всё уже открыто и кем-то захвачено) приведёт к падению темпов роста капитала, что будет означать кризис; б) ограниченность и теснота планеты приведёт к войне за передел сфер влияния между постоянно растущими (как и их аппетиты) империалистическими силами. На основе анализа классиками политэкономии предсказывались невиданные доселе мировые войны и их масштабы, и эти предсказания, увы, с пугающей точностью сбылись. В процессе кровавой борьбы империалистических центров между собой и их совместной борьбы против социалистического лагеря, многие амбициозные и могущественные участники империалистической борьбы сошли с дистанции и заняли своё почётное, но скромное место в иерархии мирового разделения труда. Пал и Советский блок, своим падением обрушив значительную часть социалистического лагеря. Но империалистическая борьба за передел мира ещё далеко не закончена (и не может быть закончена, потому что всякая монополия теряет хватку и гибкость, и постоянно возникают низовые силы, самыми нестандартными способами пробующие эту монополию на прочность).


Два типа империалистических сил

Как уже было сказано, мир давно разделился на два неравных лагеря: на страны-рантье и страны-рабочие, с международной эксплуатацией вторых первыми. В западной экономической литературе их также политкорректно называют развитыми и развивающимися странами. Из первых во вторые традиционно происходит экспорт  капитала, в виде потоков всевозможных инвестиций, в обратную сторону возвращается возросший капитал, в виде потоков реальной стоимости (в товарной форме или в форме прав собственности на созданные активы). В страны-рабочие выносится промышленное производство, со всеми его негативными эффектами и социальным напряжением. В странах-рантье за счёт эксплуатации зависимых стран и последующего перераспределения доходов между различными классами общества создаётся среда относительного социального благополучия и высоких жизненных стандартов, праздные интеллектуалы, занимающие должности профессоров экономических факультетов престижных вузов, пишут многословные трактаты о преимуществах и прелестях постиндустриального общества. На пограничных пунктах пропуска выстраиваются длинные очереди из мигрантов, страстно желающих попасть в потребительский рай метрополий и свято верующих в то, что источником всей этой благодати является не место страны, занимаемое в мировом разделении труда и доходов, а должным образом исповедуемая либеральная идеология, и что если все на свете искренне уверуют в её мантры, то повсеместно сразу и заживём, как средний класс в метрополиях. Хозяева и обитатели метрополий отчего-то с этим не согласны и всеми силами стремятся отогнать лишние рты от границы: число мест ограничено. Если все верующие в чудотворную силу либерализма соберутся в одном месте, то кто же будет работать?

Однако жизнь не стоит на месте и благодаря естественному процессу экономического развития в развивающихся странах, некоторые из них со временем обретают экономическую мощь, а вместе с ней и самостоятельность в принятии решений. В них самих идут те же процессы, которые некогда уже шли в развитых странах: складываются свои монополистические центры, они накапливают собственные капиталы и начинают их экспорт для выхода на новые рынки сбыта и расширения производства. Эти страны также сами начинают проявлять черты и повадки империализма, чем ни на шутку тревожат традиционные империалистические центры.

Между двумя этими типами империализма есть существенное отличие. Традиционный империализм таких стран, как США, Япония, отдельные страны Западной Европы (помимо дальних стран от души эксплуатирующие также и периферию ЕС), — это преимущественно чистый финкап, занимающий здесь господствующее и определяющее положение, давно отдавший значительную часть собственного производства «на аутсорсинг» и всё больше стремящийся к спекулятивному росту, в силу своего положения, всё больше абстрагирующийся от вопросов реального создания стоимости и в процессе обращения капитала всё больше прибегающий к неэкономическим методам, а то и к криминальным схемам. Это перезревший империализм, достигший своего логического завершения или близкий к этому. Ещё 100 лет назад Ленин, подробно разбирая черты финкапа, особо подчёркивал его непроизводительный, паразитический характер.

Новый империализм так называемых развивающихся стран, таких, как Китай, Индия, Россия, Бразилия, Иран и т. п., носит совершенно иной характер, в нём преобладает стремление к расширению за национальные границы в рамках традиционной для него ролевой ниши промкапа, он стремится инвестировать в новые мощности, новые производства, дополнительную инфраструктуру, источники сырья, сбытовые сети, предприятия смежников и т. д. Он скупает или создаёт заводы, с целью присоединить их к собственному производству и принять непосредственное участие в их управлении, строит трубопроводы, железные дороги, энергетические мощности, объекты по разработке ресурсов и т.п. Оставаясь в известной степени зависимым от финкапа, он стремится таким образом повысить эффективность своей деятельности и увеличить причитающийся ему в общем разделении прибыли предпринимательский доход. Это движущийся в том же направлении, что и другие, но пока недозревший империализм, не достигший своего логического завершения. Его усилия всё ещё направлены не на разрушение, а на рост производственных мощностей и реального сектора. В нём преобладают промышленная и торговая составляющие, ведущие к росту торгово-промышленных потенциалов и прогрессивному развитию, а не оторванная от реальной экономики спекулятивная составляющая, всё чаще оборачивающаяся уничтожением промышленных потенциалов и экономическим регрессом целых регионов.

Между двумя этими типами империализма существует непримиримое противоречие, и назревает потенциал серьёзного конфликта, к которому обе стороны подталкивают объективные причины.


Стимулы и мотивы Запада

Западный империализм с момента своего возникновения проводил самую агрессивную политику, направленную на уничтожение конкурентов, на ликвидацию любыми средствами социалистической угрозы, на методичную прополку любых точек независимого роста по всему земному шару (см., напр., длинный список войн, переворотов и интервенций, которые осуществляли США).

Однако по ряду исторических причин (военная устойчивость СССР, влияние соц. лагеря и проч.) не все точки роста удалось своевременно подавить. Некоторые из бывших колоний и полуколоний Запада стали для него важным резервуаром дешевой рабочей силы или ресурсов, от эксплуатации которого Запад не смог отказаться чисто по экономическим причинам (особенность отношений эксплуатации заключается в том, что эксплуатируемый может прожить без эксплуататора, а эксплуататор без эксплуатируемого — нет).

Как результат к нынешнему моменту для Запада сложилась очередная угрожающая ситуация: развивающиеся страны, стремящиеся к взаимодействию между собой, усилились настолько, что совокупный ВВП стран группы БРИКС по паритету покупательной способности уже превысил совокупный ВВП США и ЕС вместе взятых и продолжает расти темпами, превышающими темп так называемых развитых стран. Ситуация усугубляется тем, что в этих странах-рабочих сосредоточена основная масса трудовых резервов и производств, используемых странами Запада, и с постепенным повышением благосостояния населения страны-производители смогут опереться на собственные огромные внутренние рынки сбыта.

В экономической конкуренции над её участником, демонстрирующим отставание по экономическим показателям (объём выручки, темпы роста и т. д.), нависает угроза поражения в конкурентной борьбе. Ровно то же происходит и в плоскости мировой экономики, где экономическая мощь плавно трансформируется в мощь военную и политическую.

Сценарий восхождения к могуществу стран-рабочих является настоящим кошмаром для западных империалистических центров: после всего того, чем они за последние пару столетий отметились по всему миру, им бы очень не хотелось поменяться со вчерашними рабочими и слугами местами. Однако этот сценарий уже реализуется, и это не преувеличение, когда говоря об усилении далёких от них стран, западные политики говорят об угрозе собственной национальной безопасности.

Помимо внешней угрозы, в этом процессе кроется и угроза внутренняя. Постепенное повышение уровня жизни в восходящих промышленных странах, укрепление их самостоятельности, изменение условий их участия в международном разделении труда будут означать пропорциональное падение доходов государств-рантье от международной эксплуатации и следующее из этого снижение уровня жизни масс в этих странах. Что чревато ростом социального напряжения и классовой борьбы (этот процесс уже пошёл, что можно видеть на целом ряде примеров из ЕС и США). Это слабое место будет рассматриваться как болевая точка старого империализма куда непременно будут бить противники изнутри и извне.

Запад, пока ещё не утративший былой хватки, всё это прекрасно осознаёт, отсюда принимаемые меры безопасности с усилением внутреннего контроля, беспрецедентной слежкой, драконовскими законами и проч.

Одновременно с этим Запад делает решительные, но, возможно, уже запоздалые, попытки любыми средствами нанести урон своим новым империалистическим конкурентам, и пытается хотя бы ослабить, если не уничтожить их. Все атаки последнего времени со стороны Запада на светские режимы Ближнего Востока, установление и поддержка нацеленных на войну и конфронтацию марионеточных режимов в бывших союзных республиках, стравливание Китая с соседями на почве территориальных разногласий, экономическая война против России (начавшаяся ещё до украинского переворота) и т. п. — всё это не хаотические, случайные события, всё это укладывается в изложенную логику действий Запада и прекрасно соответствует его стратегическим целям. Ливия, Украина и Сирия — это звенья одной цепи.


Стимулы и мотивы России

Поражение СССР по причине выродившейся партийной верхушки нанесло колоссальный ущерб входившим в СССР странам и их народам. Западные распорядители в 1990-е годы хозяйничали в экономиках республик как у себя дома, решая параллельные задачи обогащения за счёт грабежа ресурсов и уничтожения стратегических потенциалов потенциального конкурента. Многое, включая ценные материалы, технологии и специалистов, было вывезено, уникальные производства были закрыты и отправлены на металлолом, экономические связи и цепочки разрушены. Не случайно нобелевский лауреат Стиглиц назвал происходящее после распада СССР величайшим ограблением в истории.

Запад по праву считал себя победителем в холодной войне, и рассчитывал на ту же покорность и покладистость со стороны российской либеральной элиты, какую демонстрируют правящие круги некогда амбициозных и грозных Германии или Японии, бывших в своё время главными империалистическими конкурентами Великобритании и США. Германия и Япония стали витринами капитализма в условиях противостояния с соц. лагерем. Разгромленной и зависимой России отводилась просто роль сырьевого придатка, всегда говорящего «да» победителю.

Однако был нюанс. Потерпевшие страшное поражение по итогам двух мировых войн Япония и особенно Германия, получили тяжелейшую психологическую травму и полностью утратили волю к сопротивлению, их правящие круги прошли через серьёзные чистки, и чиновники-марионетки, стоящие ныне у руководства этих стран, не смеют даже заикаться о самостоятельности. Если США потребуют от них исполнения неких требований, они пойдут на это, даже если это будет прямо противоречить национальным интересам их стран (свежий пример, это участие в украинской авантюре и антироссийских санкциях). 

Российское же либеральное руководство, всё сплошь вышедшее из советских перевёртышей, нарушивших присягу Родине для удовлетворения своих шкурных интересов, никогда не считало себя побеждённой стороной. Оно, искренне веря своей собственной пропаганде и фальшивым похвалам западных доброхотов, считало и считает себя самих отцами русской демократии и победителями над кровавым тоталитаризмом. Оно в разгар кризиса с неприличным размахом возводит музеи во славу Ельцина, и, полагаю, рассчитывает, что им самим тоже когда-нибудь посвятят что-то подобное, а может и больше.

Российское руководство, конечно, ощущало покровительственное отношение со стороны Запада и свою зависимость от него, но расценивало это как жест признательности за совершённые подвиги на поле борьбы с тоталитаризмом во имя Свободы и Демократии™, видело себя важной частью мирового порядка, достойным членом мирового либерального клуба, и считало это своё место в «семье народов» вполне заслуженным. В этом сочетании самомнения с ощущаемой зависимостью тоже проявлялась упомянутая выше противоречивая двойственность. Она же во многом была причиной заторможенной и не вполне адекватной реакции России на разворачивающиеся события. Российское руководство пребывает в постоянном конфликте целей и оценок.

Когда Соединённые Штаты вместе с вассалами начали всё отчётливее бить Россию по лицу, по поводу и без, российское руководство долго не могло понять, что происходит и трогательно обижалось: «С партнёрами так не поступают!» Но после каждой атаки Запада на интересы естественным путём укрепляющейся России, российскому руководству всё казалось, что вот сейчас уже край, после этого перед Россией извинятся, скажут, что это была просто глупая шутка, и пригласят её обратно (на роль почётного сырьевого придатка и почётного соглашателя за круглым столом).

Очень много времени прошло, пока до правящих российских либералов не начало доходить, что это всё серьёзно и никак не связано с их готовностью к компромиссам и уступкам, что они в качестве субъекта в империалистических кругах не нужны вообще, т. к. самим своим существованием уже представляют для мировых гегемонов потенциальную угрозу. Что их самих будут «мочить», точно так же, как последовательно «мочат» всех их ближайших союзников, вырывают из их сферы влияния важные рынки, рушат налаженные экономические связи.

Если империалистическая Россия не будет оказывать сопротивления наступающим империалистическим «партнёрам», будет уступать всем их требованиям, она будет методично разрушена. От отрыва сфер влияния и рынков, отъёма или уничтожения зарубежных активов плавно перейдут к решительным действиям на её собственной территории. Масштаб требований будет только возрастать. Примерно такая же судьба постигла в своё время, напр., Османскую империю или империю Цин. Избегающая и идущая на любые уступки Россия, как устойчивое государство, скорее всего перестанет существовать, превратившись в лоскутное одеяло враждующих друг с другом территорий с деградирующими осколками экономик и социальным коллапсом, так как своим экономическим потенциалом и советским историческим опытом всегда будет представляться опасной существующим империалистическим центрам. Как обходится империализм с неугодными и безответными, можно наглядно наблюдать на печальном примере Ливии. Судьба ближайших соседей России также будет незавидной (некоторые это уже ощутили, но не вполне осознали).

Если империалистическая Россия решится на сопротивление, её ждут все прелести противостояния с превосходящим её по экономической и военной мощи противником, с оттоком средств на военные расходы, экономической войной, терактами и нападениями, вплоть до прямых военных столкновений и угрозы полномасштабной войны. Военная действительность не будет и близко столь увлекательной, как её живописуют в бравурных военных телерепортажах заглянувшие на войну корреспонденты. Однако есть надежда на то, что обе стороны остановятся перед угрозой взаимного неприемлемого ущерба (этот фактор до сих пор работал должным образом, иначе мы бы все уже давно жили в мире Фаллаута).

Так что, если Вы всё ещё не определились с ответом на вопрос «что мне это даёт?», выбирайте из этих перспектив любую.


Что Россия делает в Сирии

Россия в Сирии защищает свои прямые экономические интересы. А не партнёра Асада, не многострадальный сирийский народ, не Свободу и Демократию™ и прочие общечеловеческие ценности, не мир во всём мире, не Ваше право спокойно ездить на курорты в Египет или Турцию, не Ваше «что мне это даёт?» и проч., и проч., что можно было бы предполагать, послушав речи лукавых политиков.

Делает она это с огромным трудом выходя из расслабленной заторможенности, через четыре года с начала сирийской интервенции Запада и после полной потери Ливии (лояльного партнёра в регионе, исторически наработанных связей, крупных заказов — действующих и потенциальных — в строительстве, нефтепереработке, энергетике, космосе, оборонке). И для побуждения либерального руководства России к действиям, выходящим за рамки дипломатической поддержки, понадобилась Украина.

Сейчас Сирия — это по факту последний прямой союзник на Ближнем Востоке, оставшийся со времён СССР. Потеря Сирии — это не просто потеря потенциального рынка сбыта, военного присутствия, политической поддержки на международной арене и т. п. Это так же сигнал всему региону и всему миру: неспособность или нежелание России защитить обозначенного союзника, закрывает для России и другие рынки данного региона (как минимум), уничтожает её политический вес и повышает риски контрактов с ней как с потенциально ненадёжным и неустойчивым поставщиком, ставя под угрозу торговлю оружием, крупные проекты вроде строительства АЭС и проч.

Кроме этого, сегодняшние воздушные налёты в Сирии — это продолжение Украины, в рамках «диалога» между империалистическими «партнёрами».

Дмитрий Вэйдер

Почему Турция сбила российский самолет СУ-24
Как Россия ответит на сбитый СУ-24

30 ноября 2015 г. в 08:11
8279 просмотров


Комментарии (1)

Michail 135 дней назад #

Комментарий удален


Войдите или Зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий